Меню
16+

"Мой район" - информационное сетевое издание

12.06.2019 21:31 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23 от 10.06.2019 г.

Хозяйка шкатулки со сказками. Художник из Красного Ясыла воплотила старинные предания в камне и ткани

Автор: Татьяна Южакова Орда, Верный путь ©orda-gazeta.ru

Народному мастеру Пермского края 12 июня исполнилось 80 лет. Фото: Татьяна Южакова

«В давнее время, когда мир был наполнен лешими, ведьмами да русалками, текли по земле молочные реки в кисельных берегах…», — вспоминается начало сказок, когда глядишь на работы камнереза Фаины Павловны Овчинниковой. Понимаешь, это не просто художница, а настоящая сказочница.

В некотором царстве

Фаина Павловна, в девичестве Ситникова, выросла в селе Калинино Кунгурского района. В центре села — большой пруд. Из пруда вытекает речка, на которой раньше стояла мельница. Дом Ситниковых был прямо на берегу.

- Мама никогда не училась грамоте, но знала много поговорок и сказок, — рассказывает Фаина Овчинникова. – Она говорила, что в реке живёт «лешачиха», в огороде «полудница», в доме домовой, который путает мне волосы, а за бочкой с водой живут дед Пихто и бабушка Нихто. Когда я оставалась дома одна, то с ними разговаривала.

Родители много работали. Отец был водителем пожарной машины, мама – колхозницей. Трудились дотемна, а дочери – Фаина и Нина сидели дома одни. Может, потому Фая рано, по газетам, которыми вместо обоев были обклеены стены, научилась читать.

После войны Павел Ситников отказался идти в колхоз, за это из колхоза выгнали его жену.

- Мы и без того жили небогато, — вспоминает Фаина Овчинникова. — Мама стала часто болеть. Зарабатывала тем, что шила платья по рублю за штуку. Чтоб не обременять родителей, мы с Ниной уехали. Она – в Пермь работать нянькой, я после 7 классов – в Кунгур учиться.

Путь камень указал

Фаина Павловна до сих пор помнит свою первую встречу с камнем. В село Калинино приехали цыгане, разбили шатер, развели костер. Местные ребятишки бегали смотреть на них. Цыганки показали детям белых, как сахар, слоников из камня и просили обменять на картошку.

- Как-то отец купил мне в подарок в Кунгуре скульптуру хозяйки медной горы, я в библиотеке взяла книгу «Малахитовая шкатулка», чтобы больше узнать о ней, — рассказывает художник. — С той поры и полюбила произведения Павла Бажова.

Худенькая девчонка приехала в Кунгур поступать на токаря по металлу. Она уже умела пилить, строгать, забивать гвозди – отец всему научил.

- Пришла в мастерскую, которая находилась в церкви на берегу Сылвы. В плюшевой жакетке ниже колен, в рукавах — рук не видно, — вспоминает Фаина Овчинникова. — «Куда же ты, матушка, собралась-то! Мала да худа. Ступай-ка в художественную школу». Я и пошла. Видно, вела меня судьба к камню, а в дальнейшем камень определил мою судьбу.

Не имея навыков в рисовании, ведомая одним желанием, сдала вступительные экзамены.

- Оказалось, резать камень очень трудно физически, — вспоминает она. — Большие глыбы пилили поперечной пилой, сменяя друг друга. Затем крупные куски вновь распиливали лучковой пилой на заготовки. Далее – работали по шаблону. Сделать простую коробочку, выборку в ней, крышечку — нелегко. Шлифовали хвощом, полировали тряпками с известью до блеска. Всё вручную.

Хозяйка шкатулки

В 1958 году в Ординский район юного мастера тоже привел камень. На Павловском, а затем на Красноясыльском участке артели «Уральский камнерез», она проходила практику. Как отмечает сама художница, практика пролетела быстро, пришлось уехать, а вот сердце так и осталось в Ясыле. Она вернулась.

Здесь, на иренских лугах, она гуляла с молодым художником Толей Овчинниковым. Отсюда проводила его в армию. Свадьба мастеров состоялась в 1961 году.

Фаина Павловна работала с камнем, развивалась, училась. В том числе и у своего супруга. Вскоре она стала работать художником, создавать авторские модели. Ее скульптуру «Золушка» десятки лет выпускали на комбинате «Уральский камнерез».

Искусствоведы отмечают в работах мастера особенную пластику. Они, как и сама камнерез Фаина Овчинникова, наполнены внутренней силой и красотой. Ее скульптуры – сказочные, глубинные и очень женские. Выполненные в разных жанрах – анималистическая скульптура, фигуры, рельефы, декоративные предметы интерьера — все они хранят тепло ее рук и души.

Фаина Павловна так тщательно подбирает камень для своих работ, что он не нуждается в особой обработке. Например, смотришь на наливное яблочко в вазе на столе, желтое, сочное, с красным бочком — так и хочется угоститься. Вот только яблоко это – каменное. И так каждая ее работа. Неслучайная, продуманная и пропитанная любовью.

Мир сказок, обожаемый с детства, она воплощала в камне. В копилке ее — чертик, сидящий на краю котла, Баба-Яга, колдунья, Дед-кочка, Лешенько и много других «волшебных» скульптур. Настоящая хозяйка селенитовой шкатулки.

Ежегодно Овчинникова участвует в фестивале камнерезного искусства в Красном Ясыле. Четыре года назад ее наградили малым знаком ордена А.К. Денисова-Уральского за выдающиеся заслуги в сохранении и развитии лучших традиций российского и мирового камнерезного искусства и присвоили звание «Заслуженный деятель камнерезного искусства». В 2017 – знание «Народный мастер Пермского края».

Женщина-камнерез не только сама творила из камня, она учила местных ребятишек.

- Она была талантливым преподавателем, дети ее слушали и любили, — рассказала о ней бывший директор Красноясыльской школы Анна Новикова. – В 70-х годах уроки труда заменили на камнерезное дело. Ребята вместе с аттестатом о среднем образовании получали диплом резчиков третьего разряда. «Заболевшие» камнем ученики освоили ремесло.

Катится клубочек

В русских народных сказках мудрая Баба-Яга давала путнику волшебный клубочек, который указывал верную дорогу к цели, путь к счастью.

Наверное, потому в каждой деревне бережливые женщины резали на тонкие ленты одежду, отслужившую свой век. Клубки из таких ниток-ленточек до поры хранились в сундуках.

- Мама приготовила множество клубков, да связала мало, — рассказывает Фаина Павловна. – Остались они мне в наследство… Взялась разобрать клубки.

Брала в руки и словно перематывала время назад. Этот клубочек из полога, который висел над люлькой сестры. Этот клубок из маминой юбки, в которой в войну она в колхозе жала хлеба. Этот, красный, – из наволочки с подушки, на которой мы спали на печке. Из отцовской рубахи вышел пятнистый клубок, отец работал до «седьмого пота», от этого ткань местами стала не белой, а коричневой.

Красноясыльская мастерица вспомнила и о голубом клубке, смотанном из платья, которое она носила в юности, и о пестром клубке из клетчатой рубахи мужа, и еще о многих памятных сердцу клубочках.

Фаина Овчинникова, следуя семейным женским традициям, принялась за вязание и шитье. Никакой вещи она не выбросит: что можно оживить – с помощью нитки с иголкой да волшебных рук превращается в мягкую зверушку или героя сказок, что нельзя спасти – лентой сматывается в новый клубок.

- Сегодняшних клубков почти нет. Может, ткани пошли – сносу нет? Может, дети разлетелись, а муж ушел к другой, из чего делать нити для клубка? – размышляет она.

Как бы Фаина Павловна Овчинникова не любила сказки, ее собственная жизнь совсем на них не похожа. Теперь же она, кроме скульптур сказочных персонажей, хранит в своей селенитовой душе-шкатулке еще и волшебные клубочки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

146