Меню
16+

"Мой район"

17.10.2020 10:07 Суббота
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Шарошкина контора. В Красном Ясыле всегда одно время – собирать и обрабатывать камни

Автор: Вячеслав Бураков
корреспондент

Мудрая сова — свидетельство того, как терпение, труд и талант мастера не просто камень перетрут, а создадут шедевр. Авторская работа находится в музее предприятия.

Такой плотности мастеров-камнерезов на один квадратный километр, как в этом старинном уральском селе, пожалуй, нет ни в одном населённом пункте Пермского края. А может, и во всей России. Что ни двор — то камнерез. Что ни семья — то мастер.

Одни красноясыльцы объясняют сей феномен растущим в местной земле минералом селенит, который издавна используют для изготовления различных поделок. Из светящегося мягкого камня получаются необыкновенно тёплые, янтарно-солнечные фигурки птиц и животных. И вся эта селенитовая красота каким-то непостижимым образом передаёт окружающим тягу к творчеству и любовь к прекрасному.

Есть и другая версия приверженности красноясыльцев камнерезному делу. В конце 19 века в селе создали мастерскую селенитовых изделий. Потом появилась артель, которую преобразовали в камнерезное товарищество. Шли годы. Менялись формы и названия предприятия. Но не менялось содержание. Сегодня в Красном Ясыле обработкой камня занимается ООО «Уральский камнерез – народные промыслы».

За век с четвертью здесь обработаны сотни тонн гипсового камня. В том числе селенита. Превращали неотёсанный камень в неописуемую красоту люди, живущие в селе. Тысячи людей. Они впитали в себя селенитовое волшебство и передавали его своим потомкам.

Наследники мастерства

В доперестроечные времена все местные мастера работали на комбинате «Уральский камнерез». Нынешнее ООО уступает своему социалистическому собрату по многим параметрам.

И размах у него не тот. И объёмы продукции. Да и коллектив кратно уменьшился. Во времена советских пятилеток на комбинате работали 800 человек. Сегодня, с учётом мастерской в Ключиках, всего 70.

И только в любви к камню и в желании творить нынешние камнерезы не уступают своим коллегам из прошлого. Это вполне объяснимо. Ведь острый глаз, точная рука и интуиция художника передались им вместе с генами предков.

- У нас на предприятии очень много семейных династий, — говорит директор ООО «Уральский камнерез — народные промыслы» Владимир Ведерников. – А как иначе, если многие жители села связали свою жизнь с комбинатом. И многие учились в Кунгурском художественном училище. В девяностых его преобразовали в колледж. Я, кстати, тоже окончил этот колледж. Учился на отделении художественной резьбы по камню.

Владимир Ведерников в должности директора ООО «Уральский камнерез – народные промыслы» уже 14 лет. Оказался в селе Красный Ясыл не по воле судьбы, а по воле новых собственников предприятия.

- Для того чтобы удержать предприятие на плаву, нужен был специалист, хорошо понимающий специфику камнерезного производства. Собственники посчитали, что я с поставленными задачами справлюсь, — вспоминает Владимир Юрьевич события 14-летней давности. – А задачи, прямо скажу, были непростые. У комбината в 2005 году были долги на общую сумму 25 млн рублей. Не выплачивалась зарплата. В общем, одни проблемы кругом.

«Уральский камнерез» приобрело одно из подразделений московской компании «Юнис», занимающейся добычей и переработкой строительного гипса. Конечно, увязшее в долгах производство сувенирной продукции москвичам было нужно постольку-поскольку. Они положили глаз на гипсовые карьеры. А народные промыслы были всего лишь нагрузкой к этим карьерам.

Но нет худа без добра. Новый собственник провёл реорганизацию комбината. И получилось два производства: карьеры по добыче гипса и ООО «Уральский камнерез – народные промыслы», куда вывели мастерские и оборудование для изготовления сувенирной продукции.

Из греков в варяги

Мастеров-камнерезов в Красном Ясыле хоть пруд пруди. Многие из них работают на себя. И это здорово. Но не для всех. Для «Уральского камнереза», например, это лишняя головная боль. Частник не обременён различными налоговыми отчислениями и запросто может сбить цены на изделия.

Камнерезное ООО такой возможности не имеет. В стоимости сувенирной продукции чего только нет. И налоги. И затраты на коммуналку. Зарплата работников утяжеляет цену изделия на 43 процента. Такие вот издержки коллективного творчества.

Есть, конечно, и свои плюсы. Здесь каждый занимается своим делом. Одни отвечают за доставку камня. Другие за его распиловку. Третьи за реализацию готовой продукции. Мастер не забивает голову ненужными заботами. Знай себе режет фигурки слоников, медвежат, бычков.

Например, так, как делает это камнерез с 20-летним стажем Любовь Мухлади.

Камнерез Любовь Мухлади: "Пять-шесть фигурок в среднем за смену выдаю".

- Ничего сложного. Беру болванку. На станке шкуркой снимаю по шаблону всё лишнее. Потом на шарошке специальным кругом прорезаю грубые контуры, — объясняет Любовь Ивановна. – Иду на своё рабочее место и довожу фигурку до нужного образа. Где маленькой конусной шарошкой, где резцом. Пять шесть фигурок в среднем за смену выдаю.

На первый взгляд, работа у мастера не пыльная. Сиди себе, вырезай из гипса слоников. На деле же работа очень даже пыльная. Раньше молоко за вредность давали. Сейчас не дают.

Как и добрая половина работников «камнереза», Любовь Мухлади окончила кунгурскую художку. Приехала в Красный Ясыл вслед за мужем. И узнала, что на комбинате существует целая семейная династия камнерезов Мухлади. Здесь работали и отец, и дед, и прадед супруга. Остаётся только гадать, как основатель династии попал из греков в уральцы. Будет ли продолжение династии, покажет время. Но сегодня в Кунгурском художественном колледже есть студент с греческой фамилией.

Войти в ассоциацию

Селенит, ангидрит, кальцит. Все эти минералы семейства гипсовых добываются в здешних карьерах. Есть, конечно, и привозные камни, но предпочтение отдаётся местным более мягким в обработке породам.

Изделия из селенита обладают какой-то магической энергией. По крайней мере, взгляд покупателя они притягивают точно. Поэтому и пользуются спросом. Доля селенита в общем объёме продаж продукции красноясыльского «камнереза» доходит до 80 процентов.

Отсекать всё лишнее у селенита сложнее, чем у белого или цветного гипса. У него игольчатая, волокнистая структура. Легко крошится, расслаивается. Светимость материала, его переливы скрадывают резьбу. Трудно передать характер изделия. Поэтому не все камнерезы любят с селенитом работать.

Новые модели для массового производства на предприятии всегда разрабатывали ведущие художники-камнерезы. Мастеров, которых боженька поцеловал в темечко, много не бывает. Это штучный товар. Даже в Красном Ясыле, где, кажется, мастер на мастере сидит и мастером погоняет, их можно по пальцам пересчитать. Шадрин, Герасимов, Овчинников, Нечаев…. Что ни фамилия, то история.

В музее, который создан на предприятии, хранятся работы этих выдающихся асов шарошки и резца. Есть там и безымянные работы мастеров 30-х, 40-х, 50-х годов прошлого столетия.

Сегодня в роли главного художника «Уральского камнереза» директор Владимир Ведерников. Объясняет свою причастность к селенитовым нетленкам просто. Как руководитель он лучше других разбирается, что будет пользоваться спросом у потребителя, а что не будет. Ну, и в плане творчества лицом в грязь не ударит.

Не ударил в грязь лицом и как директор. Предприятие работает рентабельно. Подпортили настроение, а заодно производство и сбыт, антивирусные ограничения. Четыре месяца «камнерез» был на простое. Часть коллектива даже уволилась. Но сейчас все вернулись на свои рабочие места. Пережить финансовые трудности, по словам Владимира Ведерникова, помогла и местная администрация.

Из бюджета Ординского округа по муниципальной программе «Развитие малого и среднего предпринимательства» предприятию предоставлена субсидия. Финансовая поддержка помогла «Уральскому камнерезу» компенсировать часть затрат по выплате зарплаты работникам в апреле и мае. Тем самым сохранить рабочие места в то время, когда из-за коронавирусной инфекции предприятие вынуждено было приостановить работу.

Сегодня, дай бог не сглазить, продукция ООО «Уральский камнерез – народные промыслы» расходится по всей стране.

"Красноясыльские зверушки из селенита хорошо знают и в Москве, и во Владивостоке", — говорит Владимир Ведерников.

- Красноясылские зверушки из селенита хорошо знают и в Москве, и во Владивостоке, говорит Владимир Юрьевич. — Раз их покупают, значит, все эти собачки, черепашки, слоники, ёжики приносят людям хоть какую-то радость. А нам их радость приносит небольшую, но стабильную прибыль. Что не может не радовать коллектив.

Когда-то комбинат «Уральский камнерез» входил в ассоциацию народных промыслов. После реорганизации в общество с ограниченной ответственностью, предприятие из ассоциации вышло. Сейчас идёт работа по возвращению под родную народно-промысловую крышу. И тогда изменится сам подход к получению государственных заказов на сувенирную корпоративную продукцию. Появятся приглашения на выставки.

Путь от гипсовых развалов до готового изделия долгий. Камень попадает к распиловщику. Тот пилит его на глыбовой пиле. Болванки разбирают камнерезы. Их на производстве около тридцати человек. И наверняка каждому мастеру есть, что показать на выставке самого высокого уровня. Дело за малым. Войти в ассоциацию.

Словарь

Шарошки по камню являются одним из самых популярных инструментов для электро-шлифовального ручного инструмента (УШМ, болгарка). Шарошка для камня предназначена для грубой обработки камня (шлифование). Изготавливается из абразивного материала и бакелитовой связки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

230