Меню
16+

"Мой район"

07.05.2020 10:16 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Не спрашивали, сколько тебе годков

Автор: Римма Зотова

Антонина Семеновна, листая альбом, вспоминает своих братьев — Ивана и Василия. Фото: Наталья Шейфер

Жительница Орды Антонина Семеновна Игошева вспоминает свое военное детство.

Арсеновские мужики жили дружно. Помогали друг другу в большой работе и по-родственному и просто по-соседски. Это называлось «пОмочь». Именно так, с ударением на первый слог. В тот день они рубили лес на дрова.

В 13 лет полноценный работник

Одиннадцатилетняя Тоня с младшим братом пришли навестить отца и посмотреть на их работу. Но мужчины как будто их не видели. Одни плакали, не стесняясь слез. Лица других застыли в неимоверной скорби. Шел июнь сорок первого… В этот день и закончилось детство Тони Иконниковой.

- Не до игр стало, — вспоминает сегодня Антонина Семеновна Игошева. – Меня определили пасти колхозных свиней. В подпасках был Ваня (Иван Иванович Накаряков — автор), на два года младше меня. Тяжело было, да деваться некуда. Семья большая. Одиннадцать детей. Я шестая. Войну пережили только шестеро.

На следующий год Тоня пасла коров и овец частного стада, за это начислялись трудодни. А в 43-м году девчушке исполнилось тринадцать. По колхозным меркам того времени – полноценный взрослый работник.

- Да тогда особо и не спрашивали: сколько тебе годков, ела ли ты сегодня. Бригадир с утра давал наряд, – воспоминания даются пожилой женщине тяжело. Она то и дело смахивает непрошеную слезу.

В третье военное лето она возила навоз на пары. Росточка девушка была небольшого. Запрячь лошадь не могла. Если рядом не было взрослых, приходилось на что-то залазить.

- Я и чугунок в печь ставила с тюрика, — продолжает она. – Наверное, от голода не росла. Колхоз наш «Красная Звезда» был бедный, за войну четыре председателя сменились. На трудодень давали очень мало. С лебедой хлеб пекли. Однажды старший брат, работающий на тракторе, принес муки. Мамы дома нет. Я давай сама хлеб заводить. И получилось ведь! Ой, какой был вкусный…

Подростки работали на сенокосе, жали серпами хлеб.

- День жнем, ночью суслоны собираем. Тяжело, а не откажешься. Война, мужчины на фронте.

«Папа нас очень любил»

Отец большого семейства Семен Иванович Иконников был призван на фронт в конце августа сорок первого года.

- Отец собрался уже, но от порога вернулся. Взял младшую дочку на колени, Алевтине тогда два года было, посидел, как попрощался. Всей семьей пошли в военкомат. Жаркий день очень был. Стоим, ждем, папа выбегает из военкомата, кричит: «Меня оставили до востребования». Ожидание оказалось недолгим. Той же ночью его снова вызвали в военкомат. Оставалось ждать писем.

Колхозного почтальона в деревне очень ждали и очень боялись. Никто не знал, какую весть он принесет.

Через год в дом пришло последнее письмо от солдата и похоронка. Погиб наш земляк в ожесточенных боях под Ржевом.

- Младшая сестра с сыном ездили туда десять лет назад, — говорит Антонина Семеновна. – Мне тоже очень бы хотелось, но здоровье уже не позволяет. Видела по телевизору, какой там красивый мемориал строят ко Дню победы. Папа нас очень любил. И я его очень любила. Издалека узнавала.

Сейчас родное лицо смотрит на потомков с портрета, увеличенного с небольшой фотографии, сделанной в Костроме, перед отправкой в пекло войны.

Все та же лебеда

День Победы. Тоня бежит в школу. Но за деревней ей сказали: « Уроков сегодня не будет. Победа!»

Тоня понесла радостную весть домой. Мама уже знала. Она сидела и горько оплакивала свою судьбу: « Те, кто не погиб, скоро приедут. А наш папка не вернется…»

Тяжело было семье без кормильца и в послевоенные годы. Все также голодно, холодно и неуютно. Ни одежды, ни обуви. На трудодень почти ничего не получалось, хоть и работали от зари до зари. На столе все та же лебеда да корни подсолнухов.

- В сорок шестом меня заприметила Таисья Степановна, работавшая в Зареченском сельсовете. Не знаю уж, чем я ей понравилась, или пожалела меня. Но она помогла мне выправить справку, а потом и паспорт. — Антонина Семеновна без запинки называет имена людей, которые были рядом с ней.

Помогали, чем могли, учили новому ремеслу.

В отчетах без помарок

В сентябре 1946 девушку приняли учеником в бухгалтерию потребсоюза. В 52-м она перешла в узел связи. Сначала работала кассиром, обслуживала клиентов. Принимала и выдавала посылки, переводы, письма. Потом, до выхода на заслуженный отдых, — бухгалтером.

- В школе мне больше нравились русский язык и литература, а с математикой было не очень хорошо. Но всю жизнь работала с цифрами, — вспоминает она школьные годы. — Да и откуда быть хорошим знаниям? Учебный год начинала в октябре, заканчивала в начале мая. Но экзамены каждый год как-то сдавала.

Ревизоры ее работой были довольны. В бухгалтерских отчетах всегда было чисто. Ни помарок, ни исправлений. На счетах она считала не хуже, чем сейчас считают на калькуляторах. За добросовестную работу сотрудницу узла связи поощряли.

Книги памяти

Со дня окончания войны прошло 75 лет. Антонина Семеновна не может забыть все тяготы, которые пришлось пережить. И потерю отца. Она уверена, вернись он с войны, и ее бы жизнь сложилась совсем иначе. Она хотела учиться. Старшие сестры до войны успели уехать в педучилище, а ей и школу не довелось закончить. Пошла работать.

Антонина Семеновна готовится встретить свои девяносто. Развлечений в этом возрасте немного. Одно из любимых – книги. Она часть листает две из них. Над ними поработал совет ветеранов и еще много неравнодушных людей. В Книге памяти Ординского района– ее отец. В книге « Победу ковали в тылу» — ее мама, братья, сестры, много других родственников и знакомых. И, конечно, она сама.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

118