Меню
16+

"Мой район"

08.10.2021 10:54 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Дорога домой. О долгом и нелёгком пути к себе Ольги Дьяковой.

Автор: Светлана Перминова
корреспондент

Ольга Дьякова с выращенным льном. Фото: из личного архива

Имя Ольги Дьяковой давно на слуху. И не только в Орде. Слава о мастерице шагнула далеко за пределы округа и даже Пермского края. Сама Ольга Васильевна прославиться цели не преследовала. Она лишь искала себя. И нашла.

«Я – русская!»

Родилась и выросла Оля в Узбекистане, в Ферганской долине. Практически вся улица была заселена татарами. Класс, в котором училась Оля, был многонациональным. Впрочем, ни взрослые, ни дети никаких границ и различий не чинили. Хотя мусульманские обычаи всё же наложили отпечаток: девочка росла такой же скромной, как и её подруги-узбечки и татарки. В далёком Олином детстве был ей первый звоночек.

- Ещё детский мой ум тогда понимал: узбечки, татарки – у них такие красивые национальные платья, костюмы. А у нас гармошка, медведь, матрёшка… Хотелось чего-то важного, если хотите – патетичного. Того, чем хотелось бы гордиться. И несмотря на то, что я этого не находила, я всё равно шла с гордо поднятой головой: «Я – русская!».

В 21 год Ольга, став женой офицера, отправилась по гарнизонам большой страны. Попав на Украину, впервые услышала «москаль», «кацапка». Подумала тогда: «Что это вообще за слова такие? Про что они?». Потом супруга отправили служить в Польшу. А там ещё смешнее — с порога предупредили: за пределами военного городка не вздумай говорить по-русски. Ольга в шоке: «Как? Я на своём родном языке говорить не могу?!». Как-то супруги Дьяковы отправились в отпуск в Прибалтику. Не успели они ступить на эту землю, как к ним обратились с вопросом: «Вы к какому фронту относитесь?». Ольга к мужу: «Володь, у нас что, война идёт?». Это был 1989 год, время, когда некогда великая страна, занимавшая шестую часть суши, начала разваливаться на кусочки.

После возвращения из Польши Владимиру Дьякову предложили продолжить службу в Свердловской области либо военкомом в Орде. Мужчина недолго думал. Годами он нёс ответственность за жизни солдат, мотался на учения, решил: «Хватит. Лучше у меня пять сейфов будет в подчинении, чем рота солдат».

Но взглянул всё же на карту: где эта Орда-то? Видит, дорога, вроде есть. В лесах где-то затеряна.

- Въезжаем в Орду – и так мне тоскливо стало. Асфальта практически нет, жилья нет…- вспоминает Ольга Васильевна. – Два дня я протосковала. А мужу хорошо – у него работа через дорогу. Посмотрел он на меня и говорит: «Поезжай, Оля, к родителям, что ли». А я думаю: «Как? Мы столько вместе, двух дочерей народили». Говорю: «Ну, как я тебя оставлю? Давай будем как-то устраиваться».

Ольга Васильевна устроилась на работу в поликлинику медсестрой. Почти 30 лет проработала, выходила на пенсию уже главной медицинской сестрой. За эти годы супруги обжились в Орде. Когда дети ещё маленькими были, в трудные перестроечные времена глава семьи заявил: «Девочки мои не будут по соседям за кружкой молока бегать. Станем корову заводить». Ольга Васильевна за голову схватилась: «Как? Мы же не умеем!». А супруг: «Ничего. Спросим – подскажут». Так в хозяйстве Дьяковых появилась корова. Прилетало молодой хозяйке поначалу – бунтовала норовистая скотинка, подойники переворачивала. В этих случаях муж был надёжным помощником.

Как вырастают крылья

«Я не могу сказать, что меня прямо на пенсии такое счастье постигло. Безусловно, я прожила счастливую жизнь. Но я и предположить не могла, что на пенсии у меня будут расти крылья. И даже искать ничего не надо – само тебя найдёт», — говорит Ольга Дьякова.

С выходом на пенсию у Ольги Васильевны началась новая, творческая жизнь. Сначала женщина увлеклась изготовлением свечей, потом – акварелью. В любую погоду четыре месяца ездила в Пермь на занятия. Подробно мы писали об этих увлечениях в 2015 году.

В 2016-м в Орде стартовал проект «Орда – преображение» в рамках регионального проекта «Пермский край – территория культуры». В Орду приехала мастер по изготовлению кукол Ольга Попова. На мастер-класс пригласили уже известную в селе креативщицу Ольгу Дьякову.

Надо сказать, что у Ольги Васильевны давно зрела идея сделать три куклы в память о своём многонациональном детстве: татарку, узбечку и русскую. Узбечка когда-то сразу получилась.

На мастер-классе женщины делали куклу-подорожницу. Едва мастер Ольга Попова увидела куклу Ольги Васильевны, заявила: «Вам ко мне надо». Ольга Дьяковаа подумала тогда: «Ой, не надо мне никуда вовсе!». Но когда опять же в рамках проекта Ольга Попова вела в Орде большой семинар по созданию кукол, Ольга Васильевна не раздумывая пошла на занятия. Там-то и поняла, почему у неё не получалась кукла-русская: жизнь складывалась так, что она была с детства оторвана от русских национальных корней.

- Корней нет, истоков нет, понимания русской культуры нет. Эти семинары помогли мне найти ту тропку, по которой надо пройти, чтобы сделать русскую куклу. Чтобы сделать самую себя. И стала понимать, что я не куклу делаю, я просто иду к своим истокам. Это то, чего мне не хватало в жизни. То, чем я гордилась, но эта гордость была ничем не наполнена, ни на чём не основана, — говорит Ольга Васильевна, а в глазах стоят слёзы.

Во время учёбы у мастера Поповой Ольга Дьякова почувствовала, что ей необходимо пообщаться с носителями древнего умения. Спросила у мамы, делали ли они кукол раньше. Но её детство пришлось на годы войны, мама девчонкой работала за взрослую. Не было у мамы детства.

Тогда мастерица решила поискать кого-то из старожилов в Орде. Вышла на Марию Кузьмовну Бочкарёву из когда-то зажиточной, а впоследствии раскулаченной семьи. Пришла Ольга Васильевна к бабушке Марии в гости, и стали они делать куклу на лучине. Лицо рисовали химическим карандашом, имя давали по святцам. Иулианной назвали.

Понесло

Ольга Васильевна сыпет фамилиями мастеров, у кого её посчастливилось учиться. И если увлечение народной куклой нашло её случайно, то сейчас Ольга Дьякова сама ищет мастер-классы. Расстояние и стоимость её не смущают. Что называется, вижу цель – не вижу препятствий. До безрассудства. Однажды даже рванула с южного курорта в Вологду на фестиваль.

- Как сами куклы, так и наряды им раньше шили из натуральных тканей, — рассказывает Ольга Васильевна. – Вот я и подумала: а что, если попробовать самой вырастить лён? Обработать его, соткать полотно… И понесло меня.

С семенами льна мастерице помогла друг семьи и большой специалист Тамара Федосеева. По задумке сеять лён должны были в более крупных масштабах с соблюдением всех народных обрядов. Жизнь, однако, внесла свои коррективы, и лён поселился на участке Ольги Васильевны. Несмотря на то, что сеять пришлось с нарушением всех сроков, лето не подкачало – и лён получился таким, каким должен быть. Это в очередной раз укрепило мастерицу в уверенности, что всё на свете устраивается по самому лучшему сценарию. И не надо паниковать, если что-то идёт не так, как вам бы хотелось – высшие силы сделают так, как быть должно.

Пуговица

Одна идея не даёт покоя мастерице.

- В 1943 году в цехах Вторых Ключиков и Красного Ясыла делали из камня пуговицы на фронт, — рассказывает Ольга Дьякова. – Белые для нижнего белья, тёмные – на шинели. Белую я в музее вижу, а тёмную никак не найду.

Как всегда, помог случай. Во время поисков ткацкого станка мастер вышла на историка Валентину Тёплых — у неё, по слухам, должна была быть заветная тёмная пуговица. В первую встречу поехали за ткацким станком в дом, где на сеновале в полуразобранном виде обретался ткацкий станок. Как он выглядит, имели представление только женщины – они и полезли на сеновал. Мужчинам-помощникам предстояла почётная миссия погрузки тяжестей в машину.

В поисках пуговицы Ольга Дьякова добралась до Анатолия Овчинникова. Он вспомнил, как ординские «фронтовые» пуговицы грузовиками ссыпали рядом с заводом. Ольга Васильевна была готова в буквальном смысле землю рыть. Но старый мастер предупредил: скорее всего, за десятки лет пуговицы рассыпались или переродились в другие камни.

А тёмной пуговицы у Валентины Тёплых не оказалось. Ольга Васильевна уверена: придёт нужный час, и пуговица обязательно отыщется. А пока надо лён обработать.

От семечки в земле до сарафана на теле

Все этапы созревания льна мастерица подробно выкладывала на фото в соцсетях. Урожай – 56 снопиков льна тульской селекции и 57 снопиков льна-долгунца. В интернете пишут, что вырастить и обработать лён – всё равно, что целую жизнь прожить. Так и есть: после сбора урожая лён надо обмолотить, вымочить, просушить, размять мялкой – её для мастерицы сделал супруг Владимир Анатольевич. Дальше лён теребят и вычёсывают от остатков одеревеневшей оболочки. В итоге получаются волокна, пригодные для пряденья. Прялкой Ольгу Васильевну снабдила всё та же Валентина Тёплых.

Выросли дочери Дьяковых, разлетелись из родительского гнезда. Покинули Ольгу Васильевну родители, которых Дьяковы перевезли из Средней Азии к себе. Опустел дом до очередного приезда пятерых внуков. А у Ольги Васильевны новая идея – взбудоражила супруга соорудить на чердаке для неё мастерскую. Там и ткацкий станок поселили.

- Долго рука не поднималась, но стала я перебирать коробочки и котомочки, что от родителей остались. Открываю коробочку – а там чесалка, веретёнца. Открываю другую – электрическая прялка. Опять нужные вещи пришли в нужное время. И вспоминаю, как мама мне рассказывала, что она раньше очень тонко пряла, а её мама тонкие полотна ткала. Кто знает, может, и мне на роду написано…- говорит мастерица.

Получив льняные кудели, Ольга Дьякова сядет прясть нить, а потом будет ткать полотно для «сарафанки». И продолжать ткать полотно своей удивительной судьбы, искусно вплетая в него судьбы других людей.

Куклы Ольги Дьяковой

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

318