Меню
16+

"Мой район"

10.04.2021 09:18 Суббота
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

У села два крыла, да от земли не оторваться

Автор: Светлана Перминова
корреспондент

На выезде из села. Фото: Светлана Перминова.

Есть ли журавли в Журавлёво? – сразу приходит на ум, когда слышишь название села в Ординском округе.

Убегающее село

Истории легкомысленными вопросами задаваться некогда. Она научно объясняет, что название селения произошло от фамилии начальника дозорного пункта, которому за отличное несение службы были пожалованы угодья на левом берегу Кунгурки. А было это в 1648 году.

Дорога до Журавлёво довольно приличная, чего не скажешь о Рубежево, через которое приходится проезжать. Грунтовка петляет по ельнику, то взбираясь в гору, то сбегая вниз, описывает крутые узоры поворотов. В какой-то момент начинает казаться, что ты так и останешься бесконечно кружить по пустынной дороге среди взъерошенных елей.

По этой дороге попадаешь в село из Орды.

Деревья внезапно расступаются, и на противоположном берегу речушки Кунгурки взору открывается село, убегающее вверх по угору. В Журавлёво одна улица с нехитрым названием Центральная. Жилые дома – через один. Избы-«заброшки» таращатся пустыми глазницами окон, растопырились брёвнами, ощетинились кольями заборов. Символом разрухи высятся кособоко в центре села останки деревянной церкви. В советские годы здесь основали клуб с песнями, плясками и кинематографом. Видно, на небесах не стерпели такого поругания – деревянный храм погиб от удара молнии.

Нет, Журавлёво – это не про разруху и запустение. Обжитые дома выглядят очень симпатично, во дворах чисто и прибрано. Хоть на улице и безлюдно, слышно, как в усадьбах идёт жизнь: постукивают двери, громыхают вёдра. Да и какой болван, кроме журналиста, попрётся в серую апрельскую мокроту? Поводов выходить наружу у журавлёвцев действительно нелишко: магазина нет – его раз в неделю заменяет автолавка, рейсовый автобус из Орды приходит по понедельникам и пятницам.

Про квесты и ёлки

Первая же неприятность, которая настигает путника в Журавлёво – отсутствие связи. Тотальное. Местные жители методом тыка нашли оператора, способного худо-бедно оживить мобильники. Аналогично определили, в каких точках села реально выйти на связь. В такой квест чужаку и соваться не стоит – сгинешь в безлюдье и без связи.

Это что. В прошлом году журавлёвские школьники – а их в селе больше десятка – повадились ходить «на ёлку». Причём всю весну, всё лето ходили. Это когда всех на дистант разогнали, а интернета при этом не выдали. Что делать? Ну, мы уже поняли: журавлёвцы – люди закалённые различными квестами, типа найди связь, добудь воду, обзаведись продуктами. Ребята в высокой точке села на раскидистой ели соорудили сначала досочки-жёрдочки, на которых можно было сидеть и выполнять задания. А потом целый домишко отгрохали. И ежедневно сообщали родителям обречённо: «Я на ёлку».

"Интернет-ёлка" с домиком для уроков.

Село семейное

Дом Белоглазовых стоит чуть в стороне. Большое подворье, и – характерный аромат навоза, который практически исчез уже из деревень. Белоглазовы держат корову и козочку. Рогатые норовят высунуть любопытные морды в дверную щель стойла. По крытой ограде пытается вальяжно продефилировать кот. Но хулиганистая такса Грета, или по-свойски Сосиска, обращает котофея в позорное бегство.

Александр Белоглазов родился в Журавлёво, здесь живёт и работает на ферме. Супруга Светлана из Серкино. Работала там продавцом. Восемь лет назад переехала к мужу в Журавлёво и стала домохозяйкой. Нет в селе работы.

- В семидесятых-восьмидесятых колхоз («Правда» — авт.) здесь богатый был. Народу много жило. Коров по деревне два стада набиралось, — вспоминает своё детство Александр.

Александр Белоглазов и такса Грета, она же Сосиска.

- А в пятидесятые-шестидесятые здесь четыре конных двора было, — подхватывает Людмила Павловна, заглянувшая к сыну по случаю. – Мы с первого класса туда ходили, помогали с лошадьми управляться. Была своя электростанция, мельница, школа-четырёхлетка, ФАП, два магазина. В клубе костюмы и реквизит – ездили с концертами в соседнюю Грязнуху.

Людмила Павловна всю жизнь прожила в Журавлёво. Десятилетку оканчивала в Орде. Про школьные автобусы в ту пору не слыхивали – в тёплую погоду ходили в Орду напрямки, это километров 5-6 будет. За 45 минут добегали. После окончания школы девушка в Кунгур ехать не захотела, поработала год в яслях.

- Здание-то яслей одно было, так там разного возраста ребятишки были: и ползучие, и ходячие, и те, кто совсем перед школой уже. Мне старших доверили, так куда только я их не таскала! По лесам-по полям водила, — смеётся Людмила Павловна.

Людмила Павловна Белоглазова.

Потом девушка выучилась в Перми на продавца, вышла замуж. С супругом они неоднократно пытались жить и работать в Кунгуре, но всякий раз возвращались в Журавлёво. Вроде, и работа есть, и жильё, а душа рвётся на родину. Так и проработала Людмила Павловна 30 лет в колхозном свинарнике. Вырастили с мужем троих сыновей. У среднего, Антона, четверо ребятишек: старшая в вузе учится, самая младшая только в школу пойдёт. Приходится главе большого семейства на заработки по северам мотаться – по три месяца семью не видит. Супруга Виктория работает в Кунгуре два через два. За младшенькой Аришей когда бабушка Людмила Павловна, когда соседка приглядит.

С водой беда

- У нас главная беда – вода, — обозначает проблему Александр. – Её привозят раз в неделю, продают, но мы, если честно, ни разу не покупали. Ходим к соседу – у него скважина. Но там вода мутная, пить её нельзя. Для питья воду привозим из Орды, благо машина есть. А для хозяйственных нужд – ту же скотину поить, в баню сходить – с потока собираем да снег топим. Огород летом поливаем из речки. В ней тоже, кстати, вода жёсткая. Раньше в каждом дворе колодец стоял, вода чистая, вкусная была. А сейчас колодцы копать некому. Так что альтернативы с водой вообще нет.

- Раньше за деревней озеро было, — вступает Людмила Павловна. – Вода там чистейшая, мягкая была. Купаться в нём не точто из Орды – из города ездили…

Высушенное Мочище

Неожиданно добрую службу журавлёвцам сослужил карст: в большую карстовую воронку по весне стекала вода с полей. Образовалось известное у местных озеро Мочище. Название оно получило согласно своей основной функции: когда-то крестьяне вымачивали в нём лыко, чтобы плести лапти. Время шло, человек приспосабливал первозданный ландшафт к своим потребностям. Многократно поднимали дорогу, ведущую в Голухино, а потом и вовсе кое-кто предприимчивый удумал понастроить теплиц и завезти сюда китайцев помидоры выращивать. Нет чтоб рис. Заболоченная пойма Кунгурки как раз сгодилась бы. На ней в советские годы наливались соком колхозные огурцы, помидоры, капуста… Так вот, озеро долго радовало бы чистой водицей, да китайцы из него стали воду для помидоров насосами качать. Выкачали, а по весне высокая дорога стала препятствием для снеговой воды, сходящей с полей, и озеру нечем стало наполниться. Так и высохло.

Три сорта воды

Сергей Мишарин – коренной журавлёвец. Его родители всю жизнь прожили в селе, а прадед в 1911 году строил местную деревянную церковь. Сергей Георгиевич помнит, как ниже по течению Кунгурки стояла малая ГЭС с двумя турбинами. Воду копили весь день, чтобы к вечеру дать электричество. На ГЭС работал отец Сергея Георгиевича. Впрочем, сей факт не даёт Сергею Мишарину «водных» привилегий – как многие односельчане, он вынужден покупать воду по 1 рублю 35 копеек за литр. – У нас три сорта бесплатной воды, — шутит Сергей Георгиевич, — речная, техническая из скважины и дождевая-снеговая.

И все три пить нельзя. Мужчина рассказывает, что на своём веку слышал много обещаний проложить в селе водопровод. Особенно в ходе предвыборных кампаний. Если все посулы сложить, так в Журавлёво в четыре ряда водопровод лежать бы должен.

- Мы уже воды не ждём, — продолжает Сергей Мишарин. — В Грязнухе очень хорошая вода, а водокачку закрыли – нерентабельно, говорят. И мы, выходит, нерентабельны…

Сергей Мишарин на фоне храма, который строил его прадед.

А когда-то село процветало, подтверждает Сергей Георгиевич. На колхозных фермах выращивали овец и телят, а ещё раньше – и кроликов. Поля колосились, поэтому мужская сила была нужна. Сергей Георгиевич пришёл в колхоз после армии и проработал в нём больше двух десятков лет. Универсальный работник – и на машине, и на комбайне рулил. И с чиновничьей работой приходилось сталкиваться. Выйдя на пенсию, не отлёживает бока на диване. Своим умом освоил и устанавливает односельчанам антенны с интернетом, собирает фотолетопись родного села и района и выкладывает в соцсети. Да и сам очень достойно фотографирует. Совершает ежедневный променад по Журавлёво для укрепления здоровья и новостями разжиться. Если, говорит, из дому не выйти, так за день рискуешь из окошка ни одной живой души не увидеть.

- Здоровье уже не то, — вздыхает Сергей Георгиевич. – Мне сейчас бы поближе к «белым халатикам» и магазин в зоне доступности. Как ни жаль оставлять такую красоту, а придётся переезжать.

По воду – с флягами, по грибы – с ванной

Виктор Вшивцев больше 30 лет проработал в колхозе. Был и водителем, и механизатором, и бригадиром тракторной бригады. Жена Екатерина Николаевна – агрономом. Сейчас супруги на пенсии. С любовью возделывают огород. Воду из скважины отстаивают в огромной цистерне. Хозяину воды не жаль – шланг и кнопка включения насоса выведены прямо на улицу. – Тут у меня люди приходят, качают, кому надо, — говорит Виктор Георгиевич, включая насос.

Виктор Вшивцев воды для односельчан не жалеет.

За чистой водой Виктор Вшивцев ездит в Грязнуху с флягами и вручную черпает из ключика. Хорошо, в хозяйстве имеется маленький трактор Т-25. На нём, если что, и до Орды ездит. И по грибы незаменим. – Мы, бывает, ездим по рыжики, ванну поставим в ковшик (тракторный – авт.) и набираем скорёхонько, — сообщает Виктор Георгиевич. – У нас грибов-ягод столько, что как слух пройдёт, что в Журавлёво собирать начали, так вереницами машины едут. Из Кунгурского района, даже из Екатеринбурга.

Птицы перелётные

Оживляется Журавлёво летом – очень уж полюбились дачникам эти красивые места, даже несмотря на проблему с водой. Охотно селятся на лето, и создаётся видимость жизни. Почти у каждого коренного жителя в ближайших соседях – дачники. Птицы перелётные, значит.

Красиво в Журавлёво, несмотря на серую неокрепшую весну. Покойно. Рай для интроверта. Вдали от шума цивилизации отчётливо слышны журчание Кунгурки, птичьи трели, дробь дятла. Да, и журавли в Журавлёво есть. Прилетят скоро.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

556