Меню
16+

"Мой район"

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Камнерезов бывших не бывает. Талант можно убить бездельем, считает мастер Владимир Хлюпин

Автор: Светлана Перминова, корреспондент

С каждым новым визитом в Красный Ясыл диву даёшься: это ж не село, а какой-то концентрат художественных и ремесленных талантов! На одной улице бок о бок годами живут камнерезы. По-соседски общаются, обсуждают успехи и неудачи, делятся планами. И творят.

Время — бремя

Что есть возраст для художника – благо или крест? С одной стороны, это мудрость и искушённость, фундаментализм миропонимания и творчества. С другой –некая усталость и сознательная размеренность бытия, режим экономии сил и творческого потенциала.

С художниками вообще трудно: вот он ушёл в себя, безучастно опустив плечи и «заперев на ключ» лицо, по которому пробегают тени воспоминаний. Тогда творцу можно дать тысячу трудных лет. Или встрепенётся, загорятся глаза, лицо разгладится и просветлеет – и перед тобой новый человек в самом расцвете сил.

Владимир Хлюпин меньше чем через неделю отметит 77-летие, и больше 60 лет он – с камнем. А больше 60 ему и не дашь. Временами камнерез тоже темнеет-светлеет, но талант в нём горит спокойно, ровно, и тепло.

Таланты и наследники

В непритязательной комнате из-за стеклянных дверок шкафов глядит на меня разное зверьё. И ей-богу, с разным выражением «морды лица»! Лукаво косит зайчонок, хищно прищурился кабан, нахально таращатся товарки-совы, сыто поблёскивает глазками хомяк, строго уставился ушастый филин, выпучились одноглазо рыбы.

Владимир Александрович обводит рукой глазастую братию: — Этих не продаю, хоть и просят постоянно. Пусть побудут – я для себя их делал в первую очередь. Кое-что мне нравится даже… Лучше детям потом оставлю.

Чтоб на детей да на внуков хватило, надо действительно запастись – детей у Владимира Александровича трое, а внуков – 11. «Пять правнуков, и ещё будут», – усмехается мужчина.

Ни в ком из детей отцовская творческая жилка почему-то не проявилась. «Может, во внуках всплывёт», — пожимает плечами Владимир Хлюпин. И абсолютно нет никакой уверенности, откуда получил свой дар мастер – то ли унаследовал, то ли прямиком от бога, в первые руки. Владимир мальчиком оказался в детдоме, поэтому ближайших предков не знал.

Как-то, листая монографию искусствоведа и историка-геммолога Владислава Семёнова об истории комбината «Уральский камнерез», Владимир Хлюпин заметил мелькнувшую знакомую фамилию – свою. Решил для себя считать того, «книжного», Хлюпина своим предком. Фамилия-то не больно распространённая, как успел выяснить камнерез.

Сталкер

Владимир Хлюпин родился в 1945-м в Кунгуре. Мама сильно заболела, и Володю с младшей сестрёнкой определили в детдом. Оттуда юноша в 1963 отправился поступать в Кунгурскую, тогда ещё просто камнерезную, школу.

- Вообще-то, сначала я хотел поступать в медучилище, — вспоминает мастер. – А тут приехали навестить нас девчонки-студентки камнерезной школы, выпускницы детдома. Изделия из камня привезли, а с собой меня увезли. Видимо, заинтересовали. Я в детдоме редактором и оформителем стенгазеты был, может, это тоже сыграло свою роль.

Владимир Хлюпин называет ставшие легендарными имена своих педагогов Константина Олешкевича и Виталия Тютикова.

- Курс у нас был свободный – никакого распределения, — продолжает Владимир Александрович. – Девчата уехали в Краснодарскую область, в Хотьково – там был камнерезный комбинат. А ребята – в Красный Ясыл. Приехали – и сразу уехать захотелось: осень, темно, грязина кругом. Пусто, деревьев нет, только тополя местами кучкуются... Картина как в фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублёв».

Как ни хотелось Владимиру Хлюпину уехать, а Красный Ясыл стал для него домом – здесь построил семью, да и камень не отпустил. 10 лет Владимир Александрович проработал на «Уральском камнерезе». Входил в состав творческой группы, которая разрабатывает идеи новых изделий. Работы Владимира Хлюпина худсовет чаще всего утверждал и ставил на поток.

Беспокойный

В последние два года Владимир Хлюпин занимался на заводе со школьниками по профориентационной линии. Видимо, хорошо получалось, коль мастера пригласили в школу преподавать ИЗО и труд. Практически сразу Владимир Александрович начал вести и кружок по камнерезному делу. Оборудовать класс помог комбинат, выделил станок.

Попутно Владимир Хлюпин закончил Нижнетагильский пединститут по специальности «Графика. Черчение».

- Порой мучился, конечно. Программы не было, — вспоминает Владимир Александрович. — Кроме того, кое-кто из родителей был недоволен: мол, мы с камнем всю жизнь, так ещё и дети… Стали мы с ребятами по дереву резать, — и мастер протягивает альбом с профессионально сделанными фотографиями работ своих учеников.

- Не скажу, что в школе мне больше нравилось, чем на комбинате. Мне везде одинаково нравилось работать, — признаётся мастер. – На работу приду – мне домой хотелось, а из дома на работу тянуло.

33 года отдал Владимир Александрович Красноясыльской школе. Учил детей творить из любого подручного материала: бумаги, пластилина, глины, дерева, камня. За эти годы многие ребячьи работы удостаивались признания на различных выставках.

Камень мастера боится

Ну, и сам мастер не сидел сложа руки – вырезал из камня разнохарактерных зверушек. А на выставки как-то не стремился. Только раз страна удостоила мастера своим вниманием. В 1978 году, когда Владимир Хлюпин ещё работал на комбинате, его работы были выставлены на ВДНХ. За них камнерез получил звание лауреата премии Пермской области в сфере культуры и искусства и бронзовую медаль.

«У меня есть работы лучше, чем у некоторых, но и у других есть работы лучше, чем у меня, — констатирует Владимир Александрович. – Я всегда критически смотрю на свои изделия. И за званием не гонюсь».

Среди коллег, чьи работы ему нравятся, Владимир Хлюпин называет Сергея Нечаева, Виталия Гнатюка, Александра Калашникова, Анатолия Овчинникова из Кунгура. Очень нравятся скульптуры мастера Анатолия Овчинникова из Красного Ясыла – их можно положить на землю, погладить…

Владимир Хлюпин два раза участвовал в фестивале камнерезов, что проходит в Красном Ясыле уже несколько лет. Оба раза занимал второе место в номинации «Мелкая пластика». Не стремится «фестивалить» по одной причине – жалко оставлять сделанные работы.

- Откуда у камнерезов эта жадность? – спрашиваю.

- Наверное, оттого, что понимаешь: эта работа действительно – лучшая у тебя, — отвечает камнерез. – Такие надо себе оставлять.

Расходный доходный материал

Пожалуй, больше, чем удачными скульптурами, мастера дорожат камнем самим по себе.

- Раньше камень добывали – жалели. Его только на завод возили, — рассказывает камнерез. – Сейчас добывают бездумно, нарушая все технологии. Оттого практически не найти цельного куска, который не пошёл бы трещинами.

У Владимира Хлюпина ещё остался в запасе бесценный камень с Уральского камнереза ещё тех времён, когда зарплату на предприятии его жене выдавали камнем. Задачей супругов было каменную зарплату монетизировать.

В философском вопросе: что первично – идея или камень? камнерез Хлюпин отдаёт первенство идее. «Задумал – ищу подходящий камень», — говорит Владимир Александрович и демонстрирует уточку, ради которой извёл вдвое больше камня, чем требовалось. А всё для того, чтобы окрас камня совершенным образом вписался в утиные формы.

Неисчерпаемый ресурс мира

Откуда берёт идеи художник? Где ищет вдохновение? В годы работы Владимира Хлюпина на «Уральском камнерезе» творческую группу в полном составе отправляли на экскурсии в Ленинград, Москву, в запасники крупнейших музеев, на лекции и творческие семинары. Всё для того, чтобы художники напитывались и вдохновлялись прекрасным.

Работающий в жанре камнерезной анималистики Владимир Хлюпин ездил «подсматривать» за животными в пермский зоопарк. Дома тоже всегда какая-нибудь живность. Хомяков из камня, например, камнерез ваял с домашних хомячков. Во вместительном аквариуме всегда водились рыбки, сейчас вот гигантский сом разлёгся вальяжно. Ну, и само собой, кошки в количестве двух особей валяются на видных местах.

- Сейчас проще – интернет многое даёт. Можно найти всё – от простой красивой картинки до анатомических особенностей животного. Окружающий мир, природа тоже многое для творчества даёт, — рассказывает Владимир Александрович. – «Насмотренность» для художника очень важна. Бывает, образы приходят во сне. Думаешь: надо встать и запечатлеть сразу. А утром – забыл…

Больше, чем они есть

Каждому художнику важно донести до зрителя тот глубинный смысл, который он вкладывает в свою работу. Вот, например, незаконченная фигурка оленёнка на хрупких ножках, напряжённо тянущегося безглазой пока мордочкой и всем тельцем вверх. Это мгновение, когда рассветное солнце выкатывается из-за горизонта, и малыш принюхивается к свежему солнечному ветру. Законченная работа будет называться «Утро».

- Недавно лошадь затеял делать: сама из белого гипса, хвост и грива – из жёлтого, постамент серый. Должно получиться, — делится Владимир Хлюпин. – Ещё хотелось лисицу-фенека сделать. Хамелеона тоже хочется – есть у меня хороший кусок талькохлорита. И жёлтого – тоже хамелеона – у меня есть замечательная такая горбушка пятнистая. Есть планы человека сделать. Может, решусь когда-нибудь… Вот, наперёд у меня работа, — усмехается мастер. – Камнерезов, как и разведчиков, бывших не бывает. Камень тянет.

Видимо, памятуя о том, что камень оживает лишь благодаря идее и руке мастера, Владимир Александрович задумчиво спрашивает: «Камень тёплый?». И отвечает себе: «Нет, он холодный. Холодный в куске и холодный в изделии. Но теплоты от него и не требуется – поделки из камня нужны лишь для украшения интерьера и призваны радовать глаз. Мне, например, не надоедает смотреть на них», — заключает камнерез.

Владимир Александрович внимательно смотрит на полки с каменным зверинцем. Холодные поделки из холодного камня. И взгляд его согревается.

Послесловие

Завершающий этап работы журналиста – фото работ мастера. Проверено: прекрасные во всех отношениях скульптуры не любят показывать свои достоинства объективу камеры. Зверушки камнереза Владимира Хлюпина, напротив, оживают. В их глазёнках появляется загадочный блеск.


Редакция газеты «Верный путь» при поддержке Министерства цифрового развития РФ реализует медиапроект «Уральский камнерез». Мы рассказываем о народных мастерах, о том, как сохраняются и развиваются традиции векового камнерезного промысла в Ординском округе. Ещё в конце 19 века в наших селах и деревнях стали обрабатывать редкий камень селенит. Работали артели, товарищества, в советские годы – комбинат «Уральский камнерез». Камнерезный промысел жив и сегодня, ведь ординские камнерезы умеют вдыхать в бездушный камень жизнь.

Смотрите работы камнереза Хлюпина в фотоальбоме "В шкатулке мастера": https://orda-gazeta.ru/photo/media/2022/1/27/v-shkatulke-mastera/

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

221