Меню
16+

"Мой район"

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Он, она, любовь и камень. Мастера-камнерезы Пихтовниковы считают, что жизнь, запечатлённая в камне, вечна

Автор: Светлана Перминова, корреспондент

Елена и Алексей в летней кухне своей усадьбы в Красном Ясыле. Детали интерьера и ландшафта супруги стараются создавать своими руками. Фото: Светлана Перминова

Недавно в Ординском музее открылась выставка членов Союза художников, Народных мастеров Пермского края Пихтовниковых.

КАМЕНЬ ПРИТЯНУЛ

Елена Пихтовникова уверена, что судьба её была предопределена. Решительная и целеустремленная, она всегда чётко знала, что ей нужно, и была готова идти наперекор обстоятельствам. Но жизнь, казалось, имела свои планы и подкидывала свои варианты. В итоге всё складывалось наилучшим для Елены образом.

Лепить и рисовать Лена любила и умела с детства. Как-то в родном Глазове девочка побывала на экскурсии на керамическом заводе, и у Лены появилась цель. После окончания школы девочка планировала поступить в художественное училище в Киров. Однако судьба сложилась так, что Елена оказалась в кунгурской «художке». И тут же влюбилась в камень. Хотя в тот момент не думала, что свяжет свою жизнь с ним.

Не предполагала она, и что одногруппник Алексей станет её судьбой, хотя и заприметила видного парня сразу. «Наверное, это моё», — подумала миниатюрная девушка, взглянув на крупного парня. Так и оказалось. 

Алексей Пихтовников кунгурский. Школьником занимался в изостудии у самого Владимира Павловича Карманова, легендарного педагога Кунгурского художественного училища.

- В изостудии всё успел попробовать, всем позанимался, — рассказывает Алексей. – И камнем, и финифтью, и живописью, и резьбой по дереву. В камнерезы пойти Карманов и посоветовал. Камень и затянул.

Алексей, как и Елена, не планировал связывать свою судьбу с камнерезным искусством. Заранее выполнив дипломную работу, ушёл по призыву в армию. Выпускную работу Алексея на защите диплома представляла уже его невеста Елена. 

«ТЫ ТОЛЬКО КАМЕНЬ НЕ БРОСАЙ»

Вернувшись из армии на заре перестройки, Алексей Пихтовников вместе с преподавателем художественного училища Анатолием Васильевичем Овчинниковым открыли кооператив. Дела быстро пошли, но через пару месяцев кооператоры были вынуждены закрыться. Педагог тогда попросил талантливого ученика: «Ты только камень не бросай».

Некоторое время супругам Пихтовниковым удавалось существовать без камня – они трудились в далёких от искусства сферах. Когда экономический кризис выбросил из накатанной колеи, жизнь заставила повернуться к камню лицом. Алексей оборудовал под мастерскую сарай во дворе многоквартирного дома в Кунгуре. Соседи интересовались: «Вы, наверное, инженеры, раз камень пилите?»… А Елена вышла продавать изделия у Кунгурской Ледяной пещеры, поближе к туристическим потокам. Видела, что работы их вызывают неподдельный интерес.

РАБОТА – ПРОЦЕСС ТВОРЧЕСКИЙ

В Красном Ясыле супруги оказались по случаю – приехали за камнем. Так же случайно узнали от одногруппницы Ирины Вахрушевой о продающемся в селе доме. Он как будто ждал их – пять лет хозяин безуспешно пытался продать недвижимость. Пихтовниковы продали машину и переехали в Красный Ясыл – вольницу камнерезного промысла.

Ни у Алексея, ни у Елены мысли не возникало пойти работать на «Уральский камнерез». Напротив, они всеми способами старались в своей жизни избежать скучной работы. Какие бы деньги не сулили заказчики, если работа неинтересна, уныла, ни за что не возьмутся. «На работу надо идти как на праздник», — говорит Елена. «Работа – процесс творческий», — вторит ей Алексей.

УПЁРТАЯ

В маленькой хрупкой женщине Лене оказалось столько силы и упорства, что она взялась за продвижение бренда мастеров-камнерезов Пихтовниковых. Правда, тогда она и не помышляла ни о каких брендах. Просто нужно было как-то выживать.

Елена и Алексей подались в Москву. Ничего, кроме экспозиции в Центральном доме художника на Крымском Валу, не знали. Привезли работу Алексея – саблезубого тигра. Вообще-то соваться на выставку именитых мастеров, исключительно членов Союза художников с работой безвестного мастера было безрассудством. Но не для Елены.

Ей удалось-таки пристроить тигра в павильон одного отзывчивого художника. Саблезубый там ненадолго задержался – купили. Так и повелось: Пихтовниковы привозили в Москву свои работы и реализовывали их через того художника, пока он наконец не предложил организовать персональную выставку Алексея.

Вообще, художнику не позавидуешь. Чтобы одновременно заработать и имя, и деньги, нужно как можно чаще выставлять свои работы. С другой стороны, бесплатно участвовать в выставках имеют право исключительно члены Союза художников. Попасть в него – непростая задача. Тогда Елена поставила себе новую цель.

- Алексей – талантище. И мне жалко, что люди не увидят эту красоту, которую он делает, - рассказывает Елена. – Когда эксперты сказали, что Лёше срочно надо в Союз художников, он говорит: «Мне это не надо. Тебе надо – ты и делай». Вот я практически всё и сделала. А он только на меня бухтит: «Мне не нужна ни слава, ничего»… Я понимаю, но пусть люди знают, что есть такой художник. Работы Алексея сразу можно определить – в них характер читается.

ТАК РОЖДАЕТСЯ ХАРАКТЕР

- Характер прорисовывается в процессе работы, — объясняет Алексей. – Сначала набирается форма. Потом уже стараешься очеловечить. Вот в рыбе, например, нет скул – это же человеческие черты. Или надбровные дуги. Начинаешь придумывать, где глаз может задержаться. Где-то злобу вырисовываешь, где-то наивность, где-то – хитрость. Среди работ Алексея Пихтовникова много брутальных персонажей. Художник охотно экспериментирует с металлом.

- Металл с камнем очень хорошо сочетаются, — рассказывает Алексей, — потому что оба долговечны. В природе больше, пожалуй, не найдёшь двух таких гармоничных элементов. У меня мысль есть сделать небольшую кузню и поэкспериментировать с металлом вволю.

В ПРИСТУПЕ ВДОХНОВЕНИЯ

Творческий поиск не даёт супругам засиживаться на месте. Местных мягких гипсов камнерезам недостаточно. В прошлом году выехали на разведку на месторождения твёрдого камня талькохлорита и талька под Екатеринбургом и Горнозаводском. Оказалось увлекательно и романтично. И вдохновляюще.

Вдохновение Пихтовниковы черпают из самых разных источников. Это работы коллег, красивые виды из интернета и, конечно, путешествия. Из одного такого паломничества по святым местам на Кипре Алексей привёз едва ли не самую свою длительную работу – кальцитового монаха, который держит в руке посох из куска металлической биты для дрели. 

- Я изделие продумываю перед сном, — откровенничает Алексей. – До мельчайших деталей представляю образ, чтобы проснувшись, уже знать, как буду делать.

- Если Лёша часто видит изделия во сне, со мной это редко случается, — продолжает Елена. – Мы каждый работаем над своей историей. Но при этом помогаем друг другу. В мастерской между нами перегородка не только для того чтобы друг другу не мешать.

Она главным образом для того, чтобы не видеть работы друг друга. Зато потом можно оценить взглядом критика. По той же причине нужны перерывы — поработаешь пару часов, свежим глазом взглянешь – и сразу ошибки видны. Нельзя делать работу за раз от начала до конца, разве что в приступе вдохновения. Такие работы у Алексея есть, выполненные за час-полтора. Камнерезы дополняют друг друга – Елена хорошо видит форму, Алексей – мелкие детали.

Оба работают в стиле анималистики, стремящейся к натурализму. Не пренебрегают мастера и стилизацией, если она к месту и ко времени. Словом, художники как есть. На вопрос, на каком месте они видят себя в ряду равных, Алексей решительно заявляет:

- Здесь ни в коем случае сравнивать нельзя – у каждого свой неповторимый стиль. Чем хорошо искусство – тут нет заданных критериев. Каждый художник работает в своей манере. И каждый талантлив по-своему. У нас много талантливых и самобытных мастеров, чьим творчеством можно восхищаться. Взять, например, работы Сергея Нечаева – очень хорошие работы, но у него свой стиль. Или Анатолий Моисеевич Овчинников как делает. У него классные формы, стопроцентная анатомия, идеальные линии, кое-где тонкая прорезка, но он не вдаётся в детали. И это его авторский стиль.

- И работает каждый тоже поразному, — продолжает Алексей. – Кому-то, например, важно вовремя остановиться, чтобы не отойти от природой заданной формы. А мы, наоборот, не можем остановиться.

ЖИТЬ И ЖИТЬ

Неповторимый почерк – это и есть имя мастера. Работы Елены и Алексея обретают ценителей по всему миру. Дипломные работы выпускников «художки» Елены и Алексея – вазу «Каменный цветок» и шкатулку – в 90-е на ВДНХ купила японская делегация. Японцы вообще любят работы Пихтовниковых: однажды японский посол купил огромного медведя, выполненного Алексеем. В 1995 году сфинкса Алексея купил Александр Ширвиндт, супруги даже видели скульптуру по телевизору в одном из интервью артиста.

«Пермские медведи» Пихтовниковых имеются у каждого уважающего себя бывшего и действующего губернатора края. Медведеву в его бытность президентом подарили медведя же. Ну, а орла Алексея Пихтовникова погладил сам президент Путин, открывая празднование тысячелетия Казани в 2005 году. Судьба орла Пихтовниковым доподлинно неизвестна, знают лишь, что он после памятного поглаживания куда-то исчез.

Расширяя творческие горизонты, скульпторы не забывают ставшим родным Красный Ясыл. На протяжении нескольких лет подряд Елена становилась победителем и призёром брендового местного фестиваля камнерезов. Считала интересным и полезным повариться в соку творческой тусовки. Алексей в фестивале не участвовал, но супруге помогал. В этом году Елена приняла решение тоже не участвовать в конкурсе скульпторов – пусть молодые работают-учатся.

В свете последних событий с освоением новых пространств супругам стало гораздо сложнее. Но нет худа без добра, считает Елена. Временные сложности с реализацией изделий зарубежным ценителям позволяют наработать материал.

К работе Пихтовниковы относятся весьма серьёзно. Самое плодотворное время – с осени до весны. Дисциплинированно они «пашут» в мастерской полный рабочий день с девяти до пяти.

Огородный сезон ненадолго отвлекает супругов от любимого дела. Чтобы подарив жизнь новому урожаю, они вернулись вдыхать жизнь в камень и продолжаться в нём.


Редакция газеты «Верный путь» при поддержке Министерства цифрового развития РФ реализует медиапроект «Уральский камнерез». Мы рассказываем о народных мастерах, о том, как сохраняются и развиваются традиции векового камнерезного промысла в Ординском округе. Ещё в конце 19 века в наших селах и деревнях стали обрабатывать редкий камень селенит. Работали артели, товарищества, в советские годы – комбинат «Уральский камнерез». Камнерезный промысел жив и сегодня, ведь ординские камнерезы умеют вдыхать в бездушный камень жизнь.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

239