Меню
16+

"Мой район"

16.09.2022 09:27 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Альма матер в чужом краю

Автор: Светлана Перминова
корреспондент

В музее Кунгурского художественного колледжа представлены работы мастеров и студентов. Фото: Светлана Перминова.

Красный Ясыл — родина камнерезного промысла. А Кунгурский художественный колледж — главный поставщик мастеров.

Судьба многих местных мастеров-камнерезов связана с Кунгурским художественно-промышленным колледжем. Рассказывая о творчестве художников, нельзя обойти стороной «колыбель» талантов. Отделение резьбы по камню одно из старейших в учебном заведении – обучает мастеров с 1936 года.

Дышать вдохновением

Степан Степанович Кривощёков – живая легенда кунгурской «художки». Его имя известно далеко за пределами камнерезного сообщества. Мастер не преподаёт последние годы, но его по-прежнему легко застать в его мастерской в колледже.

За окном уютной комнаты домик-кормушка, где то и дело снуют синицы. Степан Степанович рассказывает, что часто у него гостят поползни, дятлы. На столе стоит царское угощение для пернатых – грецкие орехи. На полках от пола до потолка – каменные фигурки. Больше всего здесь сов – с самыми разными характерами: хитро прищурившихся, настороженных, задумчивых, лупоглазо таращащихся… Совы – фирменный знак скульптора Кривощёкова. На особом месте у Степана Степановича первая его совушка, вырезанная в далёком 1966 году.

- Посмотрите, разве здесь что-то сложное? – крутит в руках мастер маленькую совку из кальцита. – Надо лишь присмотреться и убрать лишнее. – Я не знаю, что такое талант, — отвечает на вопрос Степан Степанович. – Есть ребята мастеровые. Кто-то имеет свой почерк. Это как походка – его не подделать. Мастер, имеющий свой почерк, узнаваем.

- К сожалению, многие скульпторы необоснованно «надевают короны», — продолжает Степан Кривощёков. – Я входил в жюри конкурса камнерезов и гончарной пластики, который проходил в галерее «Пермский период». Мало достойных работ. Просел камнерезный промысел. Вижу, что многие скатываются в какую-то мультяшность, рекламу. Большинство образов заимствованы. Так не должно быть. Разве в природе камня может быть какой-нибудь чебурашка?

- Помню, как в Кунгур в очередной раз приехал Евгений Евтушенко, — он любил в городе бывать, — рассказывает художник Кривощёков. – Попросил на отделении ковроткачества соткать ему ковёр. Приносят – он как закричит: «На фиг мне эти африканско-американские узоры?!». То есть человек разбирался, понимал. Ему исконно русское требовалось, а не орнаменты апачей… Помню, у Надежды Степановны Гармановой в кабинете такая наглядность была! Целые стеллажи материала.

- Многое зависит от педагогов, — уверен скульптор. – Моими учителями были преподаватели из Калининского отделения – оно было самым мощным. Это были личности – книги писали. Кроме того, художника формирует окружение: театр, литература, музыка, выставки. Всё, что включает эмоции. Невозможно без интеллекта творить стоящие вещи.

- Искусство – это храм, — рассуждает Степан Степанович. – Так вот, в храме есть прихожане и есть захожане, я так называю. И когда кто-то жалуется, что спрос рождает ширпотреб, я не верю. Кто мешает одновременно резать изделия на продажу и творить для души? Это надуманная проблема. Если чувствуешь, что хорошая работа зреет – ты её делай.

Степан Кривощёков объездил полмира. Особенно любит Италию, в которой бывал практически всюду.

- За рубежом камня очень много. В Италии, во Франции изумительный гипс, — рассказывает художник. – Да и у нас больше надумана проблема с камнем. Когда говорят: «Камня не хватает» — это мозгов не хватает. Камень есть. Кто ищет – тот найдёт. Жалуются: «Камня нет, инструмента нет…». Это оправдание для лентяев. Всё решаемо, — уверен Степан Степанович. – И я считаю глупостью ждать вдохновения. Вдохновение у художника должно быть всегда, каждую секунду. Это как дышать.

За десятки лет преподавания в художке Степан Кривощёков выпустил сотни талантливых и не очень камнерезов. Что удивительно, помнит каждого по имени и фамилии, чем отличался каждый, какие надежды подавал и какие оправдывал.

Показать вселенную

Когда в Красном Ясыле родился фестиваль камнерезов, в жюри приглашали заслуженного художника, заслуженного учителя России, народного мастера Прикамья Степана Степановича Кривощёкова. Сейчас его заменила педагог Кунгурского художественного колледжа Татьяна Нелюбина. Рассказывая о творчестве камнерезов, мы также обращаемся к экспертному мнению Татьяны Юрьевны.

Татьяна Нелюбина – скульптор-камнерез в третьем поколении, народный мастер Пермского края, член Союза художников России, преподаватель Кунгурского художественно-промышленного колледжа.

Юрий Александрович Нелюбин был директором Кунгурского художественного училища в лучшие годы камнерезного промысла. Считается, что именно он вывел училище на высочайшие позиции. Практически возродил его из пепла.

Татьяна, поздний ребёнок, не была избалована: пластилиновые человечки, которых она лепила, едва научившись стоять, были её друзьями и собеседниками. Вот уж точно: лепить раньше, чем ходить.

- Однажды с папой мы шли из детского сада, — вспоминает Татьяна Юрьевна. — Он запрокинул голову в небо и говорит: «Представь, что вселенная бесконечна». А что такое бесконечность? Я всю жизнь пытаюсь это представить и прихожу к выводу, что, к сожалению, человек мыслит ограниченными категориями – теми, что подвластны его пониманию. Наверное, образы в искусстве – это некое божественное начало, к которому художник приходит в результате бесконечных поисков.

Татьяна почти не помнит знаменитого отца – его не стало, когда девочке было восемь лет. Она, по наблюдению мамы, стала женской версией папы. Те же интонации, тот же поворот головы, та же очарованность камнем…

Татьяна окончила отделение резьбы по камню тогда ещё художественного училища.

- Учиться было легко, — вспоминает Татьяна Юрьевна, — дома была обширная библиотека, а в книгах – папины закладки, пометки…Так и выучилась, — смеётся скульптор.

После «художки» Татьяна Нелюбина легко поступила в академию живописи. Одно образование логично продолжилось другим, и на этом художник уже не смогла остановиться. Татьяна Юрьевна работает с ретушью, дизайном интерьеров, оформляет экспозиции, освоила все компьютерные графические редакторы.

Сейчас Татьяна Юрьевна преподаёт рисунок и композицию в колледже. Свободный разноплановый художник, она несколько тяготится ролью педагога, потому и часов взяла немного. Скульптор с горечью констатирует, что уровень педагогов и студентов в «художке» снизился. Пропал интерес.

Но более всего ищущего художника удручает положение дел в камнерезном промысле.

- Я часто задаюсь вопросом: «Зачем художник-камнерез в этом мире?» — говорит Татьяна Юрьевна. – А ведь ответ на этот вопрос мы чётко и ясно должны дать своим студентам.

- Расцвет камнерезного промысла давно миновал, время изменилось. Надо к этому изменённому времени как-то адаптироваться, — продолжает Татьяна Нелюбина. – Сейчас наше место в мире неопределённо. И если мы не переосмыслим нашу профессию, через несколько лет промысел ждёт провал. Проблема не в нехватке ресурсов, проблема гораздо глубже – уходит из-под ног сама основа камнерезного искусства. И с этим нужно срочно что-то делать, — заключает скульптор.

Как вырастить талант?

Андрей Васильевич Белёв, художник монументально-декоративного искусства. Закончил питерское мухинское училище, сейчас это государственная художественно-промышленная академия имени А.Л. Штиглица. Какое-то время Андрей Васильевич жил и работал в Санкт-Петербурге, но душа позвала в Кунгур. Вот уже девять лет Андрей Белёв преподаёт в родном училище.

- На самом деле, я не рассчитывал, что преподавание будет отнимать так много времени, — делится Андрей Васильевич. – Изначально планировал совмещать творчество и работу. Пока не выходит сократить количество часов.

Оканчивая школу, я не знал, чего хочу, — продолжает Андрей Васильевич. – Ринулся как все – в автотранспортный колледж. И только потом пришёл к осознанному выбору. У меня перед глазами был пример отца. Он профессиональный баянист. Трудился в этой сфере. И только в 40 лет плюнул и сказал: «Я всю жизнь мечтал быть механиком». Встал и пошёл учиться.

- Как вырастить талант? – задумывается Андрей Белёв. – Начнём с того, что нетворческих людей нет. Искусство живёт везде. Даже если человек пошёл, например, в нефтяники, искусство будет в нём жить всегда. Для меня как для педагога главное – не испугать. Дети ведь откровенные и требовательные. Если они пришли в колледж «за компанию» или потому, что просто надо же было куда-то пойти, они этого не скрывают. И на этом этапе для меня важно заинтересовать. Виртуозно приоткрыть дверь в искусство. Исподволь. Так, чтобы человек подумал: «Это что-то важное, ценное для меня?». Нужно правильно задать вопрос, чтоб он горел в глазах. Верно задать вопрос ребёнку – значит захватить его.

- Вы знаете, в свой первый выпуск я стал кайфовать, — откровенничает мастер. – От совместного творчества. Дети честны и открыты. Это взрослыми мы научаемся лукавить. К четвёртому курсу молодые художники ещё сохраняют детскую непосредственность, но в них уже формируется своё видение, стиль. Это такое удовольствие с ними общаться!

Жду тебя в «художке»

Андрею Васильевичу удалось заразить любовью к искусству свою ученицу Наталью Шашмурину. Наталья Дмитриевна первый год преподаёт в колледже. Девушка из династии камнерезов – её дед и бабушка работали на «Уральском камнерезе», отец тоже всю жизнь с камнем. Так что Наталье Шашмуриной из Красного Ясыла дорога в «художку» была заказана.

- Когда папа открыл своё дело, мы, четверо детей, можно сказать, росли у него в цехе, — рассказывает Наталья. — Известный в округе и в колледже художник Василий Васильевич Чиж приходится моему папе дядей. Часто приезжал к нам в гости и, рассматривая мои детские рисунки, всё говорил: «Жду тебя у нас в художке». Я, собственно, и не сопротивлялась. Но после девятого класса вдруг неожиданно даже для себя взбрыкнула и поступила в другое место, совершенно не связанное с творчеством.

- Правда, потом быстро одумалась, — смеётся Наталья. – Колледж – хорошая основа для художника. Здесь, если ты готов взять, то тебе дадут всё необходимое. Я считаю, что к мастерству можно прийти и без таланта. Но если не восхищаешься камнем, о мастерстве можно забыть. На самом деле, я ещё не мастер. Я подмастерье. В камнерезном промысле для меня есть две значимые фигуры. Во-первых, это мой земляк Анатолий Моисеевич Овчинников. Помню, я школьницей брала у него интервью. Педагог Андрей Васильевич Белёв стал моим наставником. Он многое вложил в меня.

Несмотря на то что ежегодный фестиваль камнерезов в Красном Ясыле разворачивался на глазах Натальи, она не рискнула хоть раз в нём поучаствовать.

- Я кучу раз хотела принять участие в фестивале, но что-то не давало, — признаётся девушка. – Какой-то страх: кажется, что что-то растеряю.

Наталья планирует учиться дальше – поступать в академию живописи. А пока режет фигурки из камня. Изделия не задерживаются дома – разбегаются на подарки.

Живём надеждой

Завуч и педагог Кунгурского художественно-промышленного колледжа Татьяна Пятышева рассказывает:

- После всех передряг, когда мы оказывались на грани закрытия, набор у нас, конечно, просел. Сейчас всё постепенно устаканивается. Отмечу, что с каждым годом у нас увеличивается количество бюджетных мест. Плюс Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова, филиалом которой мы являемся, стала Российским государственным художественно-промышленным университетом имени C.Г. Строганова. То есть с переходом учебного учреждения на российский уровень мы получаем некую стабильность.

Протянувшаяся сквозь многие десятилетия ниточка «Кунгур-Красный Ясыл» не рвётся. В колледже гордятся своими именитыми выпускниками, их работы занимают видное место в музее «художки» и, конечно, на уроках по композиции и скульптуре. В свою очередь студенты старших курсов художественного колледжа с удовольствием участвуют в ежегодном фестивале камнерезов в Красном Ясыле. Да не прервётся нить.

Так что же ждёт камнерезный промысел? Сбудутся мрачные прогнозы, и камень потеряет свою душу, окончательно превратившись в безделушечный материал? Или приоткроет уральский камень свои новые потаённые смыслы.

P.S.:

Красноясыльские камнерезы — выпускники Кунгурской "художки":

Анатолий Овчинников

Фаина Овчинникова

Роман Овчинников

Александр Калашников

Виталий Гнатюк

Владимир Хлюпин

Павел Лесников

Ирина Вахрушева

Елена и Алексей Пихтовниковы

Юрий Урсегов

С большой долей вероятности этот список не полон. Что даёт надежду на знакомство с новыми художниками.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

117